Тимур Атнашев, Бюрократия до и после Вебера. К истории понятия и явления в Новое и Новейшее время

Доклад

Атнашев Т. М., РАНХиГС «Бюрократия до и после Вебера. К истории понятия и явления в Новое и Новейшее время»

Дискутанты:

И. Женин, РАНХиГС

И. Федюкин, НИУ ВШЭ

А. Дмитриев, ИГИТИ НИУ ВШЭ

М. Дмитриев, РАНХиГС

Больше половины работающих россиян и жителей большинства развитых стран служит в структурах, которые с социологической точки зрения можно назвать бюрократическими. За последние двести пятьдесят лет в ходе множества экспериментов и инноваций работа в офисе или “бюро” стала повседневной массовой практикой. Рост государственных аппаратов и появление крупных частных фирм, которые одновременно создали достаточно устойчивый набор организационных решений. Из элитной прослойки на службе мировых империй и торговых республик прошлого обновленная современная бюрократия превратилась в универсальную форму. Впрочем, за этой универсальной формой работы за письменным столом скрывается удивительное и трудно сводимое к чему-то одному разнообразие практик и принципов. В докладе мы хотели бы показать три больших этапа в формировании понятия «бюрократии» в связи с эволюцией связанных с ним организационных и политических форм:

1) рождение нового явления бюрократии и рождение сатирического понятия:

Рождение новой организационной формы и сложным образом связанного с ней карикатурного образа происходит в промежутке между началом XVI и началом XХ веков.

2) быстрое распространение явления и формирование позитивных значений понятия:

С конца XIX века на фоне стремительного роста и постоянных организационных инноваций в администрировании ведущих государств и крупных частных корпораций  формируется представление о фундаментальной пользе и необходимости бюрократии — нарастающего до начала Второй мировой войны.

3) критическое и эмпирическое осмысление явления, борьба за значение понятия:

После Второй мировой войны бюрократия становится основным способом организации совместного труда и одновременно подвергается радикальном критическому переосмыслению.

Представляется, что в современном словоупотреблении в России нам хорошо знакомы идиомы и аргументы, свойственные первому периоду эволюции в Западной Европе и США. Напротив, позитивная «перекодировка» понятия, произошедшая на втором этапе и более глубокая критика и анализ бюрократии на третьем этапе нам существенно меньше знакомы. В обыденной и экспертной речи мы почти всегда критическим говорим о бюрократии и исходим из негласного предположения, что от нее нужно, но невозможно избавиться.

Мы также постараемся дать ответы на следующие вопросы:

а) почему «очевидное» в обыденной речи и для словарей представление о вредности бюрократии является неполным, опираясь на интеллектуальную историю понятия и явления бюрократии в более широком западно-европейском и отчасти американском контексте;

б) когда в западной традиции возникает также «идеализированный» нейтрально-положительный образ бюрократии наряду со столь же явно негативным?

в) возможно ли содержательная интеграция двух перспектив и каковы возможные интеллектуальные и исторические условия такой интеграции?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s